Моя мама с гордостью мне рассказывала, что, когда она работала на заводе, то за все шесть лет, ни разу не брала больничного. 

- Совсем не болела что ли? - удивилась я.



- Болела, конечно. Просто ходила на работу даже с пневмонией. Все гриппы и ангины на ногах переносила.

Мама была стахановец и гордилась этим. Я намотала на ус, что самопожертвование высоко ценится начальством, и в целом, усвоила посыл о том, что интересы завода всегда важнее твоих.

Умереть на работе почетно.

Я многократно повторила этот подвиг на своей работе. Все свои ангины честно отчихала в рабочем кабинете.



Пока однажды, отчаянно кашляя, в шарфе, которым я обмотала горло, шмыгая носом, я не вошла в кабинет к юристу с просьбой согласовать какой-то срочный документ и не услышала:

- Вы не уважаете себя настолько, чтобы в таком виде приходить на работу, - это ваше дело. Но мое здоровье я уважать вас заставлю! Никаких виз, покиньте мой кабинет!

В целом, его, этого юриста, не зря недолюбливали все вокруг. Так жестко и так справедливо меня еще никто и никогда не отстраивал. 



Я поняла, что мое личное мнение сильно зависит от воспитания и героев нашего времени. 

Времена стаханова прошли, наступили другие. Теперь важно любить себя и беречь, и те, кто этого не умеют, пускай учатся, а не кичатся своим неумением и соплями.

Отработав десять лет на госслужбе, я случайно, за компанию с подружкой, попала на тренинг к крутому бизнес-тренеру, который давал одну-единственную лекцию в Москве. 

Я в тот момент гордилась своей карьерой, ощущала себя успешной и состоявшейся женщиной.



Бизнес-тренер был одет в пиджак, равный стоимости моего авто. 

Он говорил много и интересно, и как бы между делом сообщил, что если вы работаете на одном месте более трех лет, то вы начинаете стагнировать. 

Стагнировать - удивительный глагол. Созвучный глаголу "деградировать". И где-то внутри него затерялось буквосочетание "гни", образованное от глагола гнить. То есть три года на одном месте вы развиваетесь, а потом - гниёте. Я поняла, что отчаянно горжусь семилетним гниением, потому что меня убедили, что сидеть на одном месте - почетно. 



Мне стало стыдно. И правда, ну какое развитие в этой бюрократической мясорубке...

Я входила на тренинг веселой и успешной фифой, а выходила зачерствевшей недопрофи, не способной выйти из зоны комфорта, и выдающей собственную невостребованность за выбранную жизненную стратегию. А на самом деле, меня никто не выбрал, поэтому я выбрала не уходить.  

У нас на работе было понятие стаж. За него доплачивали. Не много, но обязательно. 

Я думала , что, пользуясь образом жизненного урожая, это чернозем, отличная почва для роста новых идей. А это перегной. Тоже хорошо, как удобрение, но по сути это перебродившее г...вно. 


Я поняла, что мое мнение может измениться в любую секунду.  

Однажды мы вместе с друзьями смотрели фильм. 

Там по сюжету папа (боксер) пошел зимой гулять с сыном. И сын провалился под лед. И папа видит его сквозь толщу льда, и бьет по ней кулаком изо всех своих боксерских сил, но толку никакого нет. И время неумолимо уходит, и кулаки разбиты в кровь, и этот леденящий ужас от того, что толща льда, сквозь которую виден силуэт сына и его оранжевая куртка, не пустит спасти его, передаётся зрителю. 

Но вот спасительная трещина расползается по льду, и рука проникла внутрь, и схватила мальчика за капюшон, и папа вытащил сына на берег, и бегом до дороги, потом, как в тумане, скорая, приемный покой больницы, реанимация, и папа с кровоточащими руками с обратной стороны толстого как лед стекла, за которым бригада врачей запускает слишком долго молчащее сердце мальчика.

Дышит! Спасен! Спасеееен!! 

- Пойдемте и вами займемся, - говорит медсестра отцу. Он вспоминает о своих кровоточащих руках. Сломанные кисти рук невозможно восстановить. Любая другая кость руки срастется и перелом забудется, но не кисть. Она всегда будет болеть, ныть, напоминать о себе. Карьре конец.

Финальные кадры фильма, как отец с сыном спустя какое-то время вместе выходят из больницы...

- Слава богу, все закончилось хорошо, - говорит моя подруга, многодетная мама, утирая слезы.

- Что же хорошего, он остался без карьеры? - удивился мой друг, известный художник. Недавно он сломал рабочую руку и еле выдержал тот месяц, что был в гипсе, без работы. 

 

- Так мальчик же выжил! Он спас его! - пояснила подруга непонятливому художнику. 

- Так будущего нет!

- Так лучше было бы не спасать, что ли? Ну его, сына, зато карьера в порядке? - ерничает подруга.

- Лучше бы кое-кто не баловался и не бегал по льду в районе полыньи...

Я поняла, что твое личное мнение тесно зависит от твоего конкретного личного опыта и судьбы.

... Хоспис в тот год в очередной раз предложил акцию: давайте не будем на первое сентября дарить тридцать букетов учителю, подарите один от всех, а остальные деньги - на благое дело. На хоспис. 

Мне понравилась идея. Я люблю цветы, но мне ужасно грустно, когда они вянут. Я как будто наблюдаю чужую смерть, и не могу ее остановить. Я подумала, что учителя каждое первое сентября и правда отягощены этими букетами, не знают, куда из девать, и этот подарок становится обузой. 

Так здорово - иметь возможность обменять эти букеты на спасенную жизнь. 

Я очень инициативна и написала в школьном чатике, мол, давайте так и сделаем. Идея огонь. Мол, с учителем я договорюсь. 

А один папа пришел ко мне в личку и написал: вот из-за таких, как ты, я уже 7 лет в отпуске не был. У меня три цветочные палатки. И я тяну семью с двумя детьми. Ты подумала о нас? О тех, кто растит, кто срезает и везет эти цветы? О тех, кто продает? О тех, для кого это работа. О моих детях подумать не хочешь? Или ты думаешь только о тех, кто умирает? И нужно, чтобы детский праздник был непременно омрачен напоминаем о том, что кто-то где-то смертельно болен?

Я так поразилась этому сообщению, что в ужасе удалила то, первое, из общего чата. Я правда не думала о ситуации с этой стороны. Мне стало и стыдно, и неловко, и обидно в одном флаконе.

Я поняла, что личное мнение очень зависит от угла зрения.

А еще я поняла, что когда соберу паззл своих личных мнений, то самое главное - не ждать, что у кого-то в этот момент будет сложен такой же паззл. 

Нет. Совсем нет. Другой человек получил совсем другое воспитание, видел другие жизненные ситуации, у него другая судьба и угол зрения.

Не жди, что паззлы совпадут. 

Живи со своим паззлом и помни: он у тебя такой только сегодня. Уже завтра все может измениться. 

Помните, как у Жванецкого... Счастлив ли? В разное время отвечал на этот вопрос по-разному, но всегда отрицательно.

.....

Спасибо, что дочитали до конца.

"Дзен" платит гонорар авторам, у которых высокий процент дочиток (!) текстов.

Каждый раз, дочитывая мой текст, вы помогаете мне зарабатывать своим талантом (я люблю писать больше всего на свете). Я пишу тексты 20 лет, но только последние годы это призвание стало приносить доход.

Если вам понравился этот текст, и вы располагаете временем, почитайте, пожалуйста, другие тексты на моем

Паззл
Это я)

канале. Я буду очень благодарна.

 





Поделись!























×