Пошел в туалет –ознакомься с инструктажем и выверни карманы. Теперь я со стажерами только так.

Пошел в туалет –ознакомься с инструктажем и выверни карманы. Теперь я со стажерами только так.

Постоянные читатели моего блога знают, что помимо того, что я себе дом самостоятельно строю, в промежутках работаю геологом. Работа не очень обычная, много приходится мотаться по стране. Сейчас вот занесло на Ямал, если конкретней под город Новый Уренгой. На работу заезжал в середине ноября. Когда осенью в такие места попадаешь, всегда настроение не очень, поскольку из дому выезжаешь еще из тепла, у нас на Алтае в это время температура около нуля. Выйдя из самолета сразу же понимаешь, в какое место приехал. Уренгой встречает температурой минус 37 градусов. Как говорится, свежо. Ну, думаю, не впервой нам такие перепады, где наша не пропадала. Позже выяснилось, что ко всему мне еще предстоит сеять доброе и вечное стажеру. В общем, настроение перед заездом на работу в целом было «не очень» в связи с такими новостями. Но на работе в первые 2 дня мне так его подняли, что до сих пор иногда глаз дергаться начинает))). Но обо всем по порядку.

Зачем проводить инструктаж перед туалетом.

Пошел в туалет –ознакомься с инструктажем и выверни карманы. Теперь я со стажерами только так.

На буровых обычно туалеты представляют из себя классические «нужники». На улице копается яма, на нее ставится будка «А ля сортир» обычно на пару-тройку кабинок, поскольку народу много. Единственное, ямы обычно сильно больше, чем на дачах, поскольку народу побольше. Стажер, когда первый раз попадает на буровую, сначала не знает даже элементарных вещей - где находятся туалеты, где баня, и ходит хвостиком за наставником.

Ночные «ловильные» работы.

Сижу вечером после работы, попиваю чаек. Стажер говорит: «Пойдем в городок, покажешь где туалеты стоят». Делать нечего, вроде как и сам собирался. Пришли, «сели» по разным кабинкам. Размышляю о смысле жизни и делаю свои дела. Тут крик из соседней кабинки – «Хьюстон, у нас проблемы!» Поскольку звук донесся из кабинки, а не из-под нее, уже, думаю, хорошо, по крайней мере не провалился. Выяснилось, что положил мой стажер в нагрудный карман рабочего комбинезона телефон.

Пошел в туалет –ознакомься с инструктажем и выверни карманы. Теперь я со стажерами только так.

Чтобы дела сделать, штаны надо снимать, и телефон у него благополучно выпал из кармана в «Черную дыру». Сказав все, что я думаю про стажера и про дизайнеров рабочих комбинезонов, пошел искать фонарик. Подсветили место падения (яма, к слову, 5 метровая, благо, что свежая и замершая), телефон скромно лежал сбоку))). Стажер собрал из нескольких палок ложку, на конце была пластиковая бутылка обрезанная. Часа через 3 аварийных работ стажер-таки телефон достал. И это было не последнее, чем он мне настроение поднял. Но впредь я теперь всем стажерам буду эту историю рассказывать, чтобы не таскали в карманах ничего, когда в туалет ходят.

Покой нам только снится: вечер следующего дня.

Когда телефон был извлечен из «черной дыры», работать он наотрез отказался (и его-таки можно понять - когда к тебе так относятся, макая в субстрат, работать как-то не хочется). В общем, строго-настрого запретили телефон пробовать сразу включать, нужно было его отогреть и по возможности просушить от конденсата. Но не удержался стажер, ткнул телефон на зарядку. Видели, что происходит, когда батарея телефона взрывается? Я теперь да.

Пошел в туалет –ознакомься с инструктажем и выверни карманы. Теперь я со стажерами только так.

Сначала из него валит дым, потом крышка отлетает. В итоге из рабочего телефона у вас остается обгоревший «кирпич». Так что теперь еще я и про пожарно-технический минимум напоминаю.

PS от автора блога.

Фоток в статье толком не будет - уж извиняйте, всякие политики конфиденциальности. Но поверьте - телефон-таки лучше из штанов убирать, когда «гальюн» посещаете. Но это история конечно сильно повеселила всех, надеюсь, вас тоже. Там кнопка есть «ПАЛЕЦ ВВЕРХ», таки нажмите на нее, это мне на вахте настроение поднимает))). Удачи. И если интересно, как мы живем на работе, вот статья.

Быт нефтяников в современных буровых «таборах».