Уход за растениями.

Сберегающие приемы особенно важны при уходе за растениями, потому что ни прополка, ни полив, ни подкормка, ни борьба с вредителями не являются разовыми операциями, – они длятся весь сезон. Другое дело, что любую из этих операций когда-то прекращаем. Но - в подходящий ли момент?

Прополка: мульча взамен тяпки.

На разных страницах книжки упоминалась одна из основных функций мульчи – угнетение сорняков. Видел я своими глазами куртины, цветники, приствольные круги, овощные грядки, абсолютно чистые от сорняков благодаря самой разнообразной мульче – от 15-25 сантиметрового слоя древесных щепок вокруг деревьев и кустарников до черной пленки с прорезями для стеблей баклажанов. Я не имею в виду подать нереальный (и бессмысленный) совет – укрыть весь огород черным пластиком или высыпать на каждую сотку по 15-20 кубометров щепок. Однако мысленно представим себе, что плотность мульчируемого слоя снижается.

Ясно, что при этом возрастают шансы и у огородника, и у сорняка. У первого – обеспечить мульчирование, у второго – прорваться сквозь мульчу. И вот довод, к которому я хотел подвезти читателя; есть такой уровень мульчирования, который уже по силам огороднику, но еще гнетущ для сорняков. Добавим еще “тяпочные” соображения. Тяпка делает три дела; уничтожает сорняки, рыхлит почву и вырубает беспощадно корешки полезных растений, близкие к поверхности (но это уже невидимые миру слезы). Сведем теперь эти размышления воедино; при достаточно интенсивном мульчировании можно освободить тяпку от первых двух полезных дел, а растения – от ее третьей (медвежьей) услуги.



Конечно, при умеренном или скупом мульчировании часть сорняков пробивается к свету. Но можно вырывать вручную (и тут же пускать на мульчу). Поскольку почва не рыхлится, то не будет вновь пробуждающихся сорняков, так что потребность в искоренении (дьяволова семени) будет в течение сезона падать. Вот что означать слово мульча взамен тяпки.

Еще одно сберегающее соображение на счет прополки. Если выделить крупные сезонные работы на огороде, то весенняя прополка является одной из самых тяжелых и неотложных. В мае-июне на эту изнурительную и беспросветную работу бросаются все силы, из-за нее откладываются все дела – даже занятия в школах. Да что там занятия – я был свидетелем того, как откладывалась свадьба до “как отполемся”. И не спроста: ощутимыми потерями урожая чревата уже простая задержка с прополкой. В растениях, угнетенными сорняками в начале вегетации, происходят необратимые изменения, и оно уже никогда не сравняется с более удачными собратьями. Это понимают все огородники. И все в это время на огородах. Мало одного раза - полют второй, потом третий. Полют до тех пор, пока культурные растения не оторвутся от сорняков, не станут, в свою очередь подавлять сорняки. И все баста! С этого момента сорняки, как правило, просто игнорируются. А зря…

Сравним какой-нибудь сорняк (скажем щирицу) в мае и в августе. Майская щирица, безусловно, вредна и соседке луковице, и соседу-арбузу. Но она оказывает так сказать единичное воздействие. Однако та же щирица в августе несет в своих метелках тысячи будущих щириц. Если ей не помешать, то она обсыплет этими тысячами несколько квадратных метров почвы, при пахоте или перекопке семена нафаршируют весь почвенный слой – и огородник обеспечен работой на 10-20 лет. А ведь всего и забот то было – обезвредить эту фабрику.

Вырвать один сорняк, чтобы потом годами не бороться с его потомством. Так что августовские сорняки тоже достойны внимания. Можно было бы сказать - гораздо большего внимания, чем майские сорняки, да нечему противопоставлять. За сорняками надо присматривать и в мае и в июне и в августе и в июле. Присматривать, чтобы потом не бороться долгие-долгие годы. В первый год такого тотального присмотра работы конечно добавиться. Но зато уже на следующий год прорастет лишь часть семян из захороненных ранее, потом - еще меньше, еще меньше. И за несколько лет можно покончить практически полностью со многими злостными нахлебниками – лебедой, диким просом, щирицей и др.

Словом, мульча и тщательное слежение за обсеменяющимися сорняками в течение всего сезона способны резко облегчить хлопоты с прополкой.

Конечно, такое слежение не спасает от залетных осота, молочая, одуванчика. Но они к счастью, не создают серьезных проблем. В борьбе с многолетними сорняками может помочь такая особенность их развития. После возобновления роста многолетника весной питательные вещества, накопленные в корнях, поддерживают рост вегетативной системы. И в первые две недели корни, обеспечивающие вегетацию существенно истощаются. Затем возникшая вегетативная система начинает отдавать долги. И в корнях восстанавливаются питательные вещества. Если в этот момент (то есть ровно через две недели, при ослабленных корнях) срубить или вырвать вершки, то растение генерирует вегетативную систему за счет корней и еще более ослабляет их. Повторяя эту операцию - прополку многолетника регулярно каждые две недели, его можно просто заморить голодом, просто истощая корни. Только одному сорняку не очень запасливому, например, осоту или молочаю хватает двух-трех сеансов (четыре-шесть недель), чтобы его уничтожить, а вьюнку может, быть, мало, и десяти сеансов, то есть всего лета.

Полив - под мульчу.

Вторая, я бы сказал основная функция мульчи, концентрация влаги в почве. Например, под соломенной мульчой толщиной в пять-шесть сантиметров влага может держаться неделями в самый засушливый сезон. Мульча существенно сокращает потребности в поливе. Удивительная все-таки косность заложена в традиционном огородничестве. Приходилось мне наблюдать такую картину. Огородник хочет (а стало, быть - может) полить перцы, хотя воды за двести метров в озере. Наносил сегодня воды и вылил под куст. Назавтра – влаги, как и не было: жара, сушь. Опять не поленился, полил. И послезавтра полил, и после-после…

Казалось бы: остановись, накоси сегодня травы, наломай полыни, донника, закрой грядку, завтра половину грядки, но по два ковшика под куст, послезавтра вторую половину, а потом гуляй неделю (хоть бы и с удочкой на озере) нет…

Я могу еще понять огородника, поливающего голую землю из скважины, колонки или колодца на своем участке, то есть устраивающего, так сказать, возгонку воды в десяти-двадцати метрах от источника. Но выпаривать озеро в двухстах метров от него?

И еще одно замечания постороннего наблюдателя за поливом. Многие придерживаются распространенных литературных рекомендаций поливать вечером теплой водой. Дескать, холодная вода может вызвать болезни. А полив под вечер обеспечивает наибольшую абсорбцию воды. Про абсорбцию это так. Но плата за нее велика.

Во-первых, корневая и вегетативная система растений предъявляют разные требования к температуре. Корневая система, как правило, развивается интенсивнее ниже той, при которой чувствует себя комфортно вегетативная часть. Такова привычка у растений. В природе корни растений прикрыты теплоизолирующей мульчой (отмершими травами, листьями), которая держит температуру более ровной: днем в этой зоне прохладнее, а ночью - теплее, чем на воздухе.

Явно проступает эта привычка у лука, помидора, картофеля. Помидоры и картофель вообще перестают плодоносить, если температура почвы в прикорневой зоне стала выше 25° С..

А теперь осознаем, что полив приходится в основном на жаркие периоды, и теплая вода, выливаемая вечером на раскаленную за день почву, и какому растению это надо? Какое растение к такому привыкло? Бывает, что дождь падает на раскаленную почву, но он –холодный.

Второе. Если полив осуществляется утром, то возможные капли живут на листве считанные часы, а если с вечера, то к жизни капель прибавляется еще десяток часов. Надо ли напоминать что влажный микроклимат у листвы, держащийся до полусуток – лучший фон для грибковых заболеваний.

Корням от теплого вечернего полива плохо, листве смертельно опасно, но из книги в книгу кочует совет поливать растения вечером теплой водой. И все из-за опасения, что утренний полив менее экономен, так покроем почву мульчой, и проблема расточительного использования полива исключается. Заодно и устраняется проблема полива корней горячей водой и условия, благоприятные для образования грибковых растений.



В заключении два слова о способе полива, конкретнее о вреде разбрызгивания. Прежде всего, это не экономно, значительная часть воды успевает испариться во время полета. Струями воды выбиваются мелкие частицы почвы, оголяются волоски корней растений и неминуемо образуется почвенная корка, наконец, вокруг листвы растений искусственно образуется влажный микроклимат, благоприятный для грибковых растений.

Впрочем, есть одна ситуация, когда струя, направленная на растения исключительно полезна, это случай, когда надо сбить с листвы тлю. Но это уже – форс-мажорные обстоятельства.

В таблице 2.4 представлены факторы, разбазаривающие воду при поливе, и факторы сберегающие ее.

Таблица 2.4. Факторы, определяющие расход воды при поливе.

Как не крути, но холодная вода по утру, да под мульчу – это самый экономный, самый здоровый и самый полезный для растений вид полива. И подкормка – мульчой, но с чаем.

Для огородных справочников и пособий характерно обилие рекомендаций по подкормке культур. Некоторые пособия могут создать впечатление, что залог успеха на огороде – это “взять столовую ложку аммиачной селитры, растворить в одном литре воды, добавить…” и т.д.

И в традиционном огородничестве этот перекос оправдан. Допустим, подкормили вчера перец упомянутым раствором. А сегодня прошел хороший дождь.

Интересное: Уход за комнатными растениями зимой.

Тут и первокласснику понятно, что та “селитра” уже в соседнем ставке или даже в Азовском море, а перец надо опять подкармливать.



В органическом земледелии роль подкормки менее значима. Если растения посажены в удобренные компостом почву и укрыты органической мульчой, то можно вообще обойтись без подкормки. Питательные вещества, поставляемые растениям из органических материалов почвы микроорганизмами, практически не улетучиваются и не вымываются. Они поступают медленно, по мере потребления их растениями, так что запасов питательных веществ может оказаться достаточным на весь сезон. Кроме того, мульча тоже постепенно разлагается и пополняет эти запасы.

И все же на определенных стадиях у растений может проявляться повышенный аппетит, его можно утолить навозным или компостным чаем.

Если навоз свежий, то надо смешать его с 20 частями воды, дать перебродить в течение нескольких дней, процедить, разбавить вдвое и вылить (желательно перед поливом) в каждую лунку “чая”. Из компоста или перегноя чай делается так. В хлопчатобумажный мешок (наволочку) насыпается пол ведра компоста или перегноя, мешок завязывается и опускается в емкость с водой. Через несколько дней мешок отжимается, выжимки выбрасываются в компост, а настой

разбавляется до цвета слабого чая и им опрыскиваются растения. Оберегая опрыскиватель, тщательно процеживайте раствор.

Для всходов возможна верхушечная подкормка. Хорошо вызревшим просеянным компостом легко присыпается листва. Другая форма внекорневой подкормки. Насыпать компост кольцом вокруг растений или валиком между растений.

Злоупотреблять подкормкой растений не надо. Как только в почве нарушается баланс минералов, растения становятся уязвимые, для вредителей болезней. Ухудшаются вкусовые и товарные качества овощей. Например, избыточные питательные вещества просто утрачиваются, – улетучиваются и вымываются водой, лишь загрязняя среду. Все-таки чуть меньше - лучше, чем капельку больше.

Борьба с болезнями и вредителями.

Мы подошли к такой проблеме земледелия, которая всегда была непростой, а теперь и вовсе обострилась. В одной из своих последних статей Роберт Родеу писал, что органическая система земледелия сильно отличается от подходов, опрыскивай и убивай, что органическую систему следует понимать, как превентивную, а химическую как лечебную. Химическая система создала мощные средства для подавления вредителей после их появления. А органические земледельцы придерживаются того, что почва и растения могут появление болезней и угрожающих популяций вредителей.



Наследие “плюс химизация”.

Повальное увлечение гербицидами, фунгицидами и гербицидами недавно привели к цепочке негативных последствий. Первое из них – общее отравление среды. Мое поколение еще помнит годы, когда запросто пили воду из ручья или речек. Ходил я на покосы в 40-ые годы с котелком к Енисею и Маклаковке, а сегодня жителям этих мест это покажется немыслимым.

Второе последствие – изменение резистентности вредителей – уже касается не ностальгии по журчащему хрустальному ручью, а непосредственно земледелия. Создана, скажем, группа пестицидов на некоторой основе. Применили. Ошеломляющий результат! Но пока молва о нем распространяется, “чуда” уж нет. Пестицид перестал действовать на вредителя, хотя овощи (и потребителей) травит исправно. А причина – простая. Там-сям вследствие естественной мутации выживет несколько пар, через год поля укроет их потомство, резистентное к этой группе пестицидов, а его еще долго, до нового “изобретения” будут запугивать, чуть ли не “подкормкой”. Обнаруживая неэффективность чудодейственного средства, увеличивают концентрацию, подозревают производителей в подделке (а почему бы и нет, если “умельцы” производят даже фальшивый кофе в зернах?), ищут поставки “прямо из Японии” и так далее. Переход в ранг “подкормки” ожидает новые и новые поколения пестицидов. И принципиальной основой безысходности такой пестицидной борьбы является огромная скорость размножения вредителей. Тупиковый это путь. От одних названий препаратов “от колорадского разбойника” рябит в глазах, а он в августе ползет уже в поисках “чего бы пожевать” по стенам городских домов.

Третье последствие – уничтожение естественных врагов вредителей. И это, пожалуй, самая серьезная диверсия, которую учинило земледелие против себя самого. Самолеты сельхозавиации сеяли шлейфами смерть всему живому, – не могли они наносить “высокоточные удары” по долгоносику и не попасть в жука-богомольца, божью коровку, златоглазку, жабу, ящерицу. Много лет не встречал я, например, богомольца – этого ужасного (вредителей) хищника. Думал, что он вообще уничтожен, а каково же было мое удивление, когда я на своем участке однажды увидел его – живого. За любимой работой. Ранее уже я не раз говорил о том, что, воюя с вредителями тотальными средствами (огнем, ядами и пр.), мы губим, не задумываясь, и наших союзников – умелых, всесильных, не нам чета

Кое-что из зарубежного опыта. Одним из самых острых впечатлений во время первой моей поездки в США было посещение фермерского рынка в Хардфорде. Я задавал фермерам вопрос “Как они борются с колорадским жуком?”, а они мне – “а что это такое?”. Дело было осенью. И я не мог прочувствовать, тогда причину этого недоумения. Зато в следующий раз. Приехал в разгар лета, “прозрел”. Я вам не скажу “за всю” Америку, но, много поездил по Северо-востоку, я не увидел за все лето ни одного колорадского жука.; ни на дорогах, ни на домах (как у нас в августе), ни на баклажанах у фермеров, ни на помидорах под окнами городского дома. Т.е., вообще-то, как говорят и пишут, жук есть (и климат подходящий, и пасленовые водятся), но за ним очень тщательно “наблюдают” божьи коровки, златоглазки, богомолы. А на случай, если бы где-нибудь жук разбушевался, в садово-огородных центрах продаются упаковки яиц этих хищников (а иногда – и сами хищники). Купил пару сотен яиц, разместил на участке, как положено по инструкции, и – гора с плеч. Я не говорю, что надо перенимать этот опыт. Сегодня он нам не по силам, да и не по менталитету. Представляете диалог в автобусе: “Что везешь?” - “Яйца богомола” - “???”.

В США ширится список городов, чьи муниципалитеты принимают законы о запрещении использования пестицидов на территории города: Нью-Йорк, Олбани, Сан-Франциско, Каррборо, Буффало. Опыт США напоминает, что возможен баланс в живой природе, что у нас есть возможности самостоятельно справляться с беспорядками. Ясно, что не опрыскивание мешает колорадскому жуку ползать по дорогам и стенам домов, а система земледелия, обеспечивающая равновесие популяций вредителей и их естественных недругов.

Планомерное наступление.

Многие огородники вкладывают в борьбу с вредителями и болезнями много сил, времени, денег, но немногие остаются удовлетворенными. Истинный ключ к проблеме – понимание связи между формами жизни на участке. Терпеливо, полномерно можно создать такую среду, что применение даже органически допустимых пестицидов станет крайностью.



Оздоровление почвы. Первым – и важнейшим – шагом на пути к созданию сбалансированной, способной к саморегулированию среды на участке является радикальное оздоровление почвы. Для некоторых проблем просто нет другого разумного решения.

Например, для живущего в почве возбудителя вертициллиозного вилта хозяином может быть такое большое количества огородных культур, что в борьбе с ним даже ротация культур практически бессильны. И в статье “Вилт” в БСЭ (3 изд.) в качестве одного из средств борьбы с этим заболеванием рекомендуется “… внесение органических удобрений, активизирующее развитие сапрофитных микробов и грибов – антагонистов возбудителя вилта”.

Эффектный опыт провели британские ученые. Они специально заразили почву на двух идентичных участках болезнетворными организмами: корневой гнилью помидоров и картофеля, белой гнилью лука, красной сердцевиной клубники, всеми видами болезней зерновых культур, болезнями корней цветов и др. Затем один из участков обильно удобрили компостом и оба участка засадили одинаковым набором растений. Оказалось, что на участке, удобренном компостом, больных растений было в 3-5 раз меньше, чем на контрольном. А некоторые болезни (например, капустная кила) были полностью предотвращены компостом.

Еще об одном показательном опыте с персиками в Калифорнии. Они выращивались на двух рядом расположенных участках. На одном участке применялись химические удобрения, а на втором заделали в почву по 1 кг компоста на 1 кв. м.. В итоге на первом участке примерно четверть плодов была заражена корневой гнилью, а на втором не было ни одного зараженного плода.

Важный совет практиков: способность компоста убивать болезнетворные микроорганизмы можно усилить, рассыпая сантиметровый слой слегка недозрелого компоста вокруг растений. Парадоксально, но факт, что и от вредителей насекомых меньший урон несут растения произрастающие на почве, богатой органическими материалами. Практики давно подметили этот факт, но теперь он стал научной истиной.

В опытах с капустой брокколи установлено, что делянки удобренные компостом(1.5-2 кг на 1кв.м.) или покровными бобовыми культурами, значительно меньше привлекают тлю, чем химически подкормленные растения. Разгадку ученый видят в том, что вредителей привлекает высокий уровень азота в листьях растений, потребляющих минеральные удобрения. В то же время из компоста или разлагающихся органических материалов азот высвобождается медленно и не накапливается в листьях. Листья с избыточным азотом – более рыхлые и сочные, и это также приманивает сосущих вредителей.

Масштабное исследование выполнили энтомологи университета штата Огайо. Они выращивали сладкую кукурузу в горшках в закрытой теплице. Почву для заполнения одной части горшков брали с органических форм, а другой – с форм, где применяются химические удобрения. Потом в теплицу запустили кукурузного мотылька и подсчитали его яйцекладки. На растениях, выросших на почве с органических форм, яйцекладок оказалось в 18 (!) раз меньше, чем на растениях, росших на химически удобрявшейся почве. Поразительный результат!

Для объяснения причин этого феномена ученые продолжили эксперименты, исследовали большое число факторов, определяющих рост и развитие растений, и обнаружили, что решающим фактором является соотношение минералов в почве.

В органической почве необходимые растениям минералы доступны в сбалансированных пропорциях. Поэтому корни растений могут абсорбировать только то, что необходимо для фотосинтеза, и быстрее превращают простые сахара и аминокислоты в более сложные крахмалы и белки, необходимые для роста листьев, цветов и семян. А в растениях, растущих на почве с химическими удобрениями, минералы разбалансированы и не все простые сахара и аминокислоты могут перейти в сложные крахмалы и белки. Вот эти-то “лишние” простые сахара и аминокислоты и привлекают вредителей!

Интересное еще здесь: Дача.

Уход за растениями. .




Закрыть ☒